Приложение к статье "Слово о полку Игореве" Франция- далекая и близкая"

476 - 1492 гг.
Игорь
Сообщения: 66
Зарегистрирован: 20 май 2019, 19:24

Приложение к статье "Слово о полку Игореве" Франция- далекая и близкая"

Непрочитанное сообщение Игорь » 27 июн 2019, 20:54

«Слово о полку Игореве»" Франция-далекая и близкая".

Прошло всего чуть более 70 лет после окончания II Мировой войны, а на Западе создана и действует своя мифологема вокруг этого периода истории. Так, западный обыватель знает о действиях Америки и Англии в Марокко и Алжире, битве под Эль-Аламейном, высадке союзных войск в Италии и Нормандии. На вопрос об участии Советского Союза в этой войне могут ответить вопросом на вопрос: Что – на вас тоже нападал Гитлер?»
А была еще какая-нибудь глобальная война в истории, о которой мы знаем ровно столько, сколько нам дозволено знать западными историками? Была такая война- вернее даже серия войн, длившихся 150 лет. Ее с полным правом можно назвать I-ой Мировой. Не буду дальше интриговать: это серия войн, получивших название «Крестовых походов» и длившихся 150 лет с первого крестового похода, начавшегося в 1095 году, и заканчивая седьмым походом в 1249 году (агония крестоносного движения продолжалась еще 25 лет и закончилась в 1273 г. с падением последних крепостей на Востоке). Из истории ( писали -естественно- западные ученые) мы знаем о походах крестоносцев в Палестину, Сирию, Египет, Византию, но вот о том, что основная борьба Запада и Востока проходила на территории ога нынешней России и Украины, мы можем только догадываться по косвенным признакам.
Формальным поводом для крестоносных походов послужило призвание византийским император Алексеем-I Комнином ( 1081-1118 гг.) европейских рыцарей принять участие в освобождении ранее принадлежавших Византийской империи земель, захваченных сарацинами и турками. В 1095 году папа Урбан II в Клермоне объявил о начале Крестового похода, а уже в 1096 году в Константинополь стали прибывать первые отряды рыцарей, участников первого крестового похода. Алексей принимал их и с каждого брал клятву верности. В июне 1097 года объединенная армия ромеев и крестоносцев взяли Никею. В соответствии с договором, город был передан Алексею. Затем были освобождены Сарды, Смирна, Эфес, Филадельфия и весь южный берег Черного моря. Далее, устремления Комнина простирались к покорению вышедших из повиновения русичей и черных булгар Северного Причерноморья. В 1098 году под напором крестоносцев пало Тьмутараканское княжество, Олег Ярославич вынужден был оставить свои владения. Следующим шагом крестоносцев стало подчинение своему влиянию Хазарского каганата, ранее подвластного русским князьям. Теперь надо понять, почему так важно для Алексея было вернуть себе Северное Причерноморье. Итак…
В XII-XIV веках в Европе, Ближнем Востоке и передней Азии было четыре или пять крупных геополитических игроков. Выделим лишь некоторые, интересные нам в контексте нашего расследования, это: дряхлеющая и теряющая свои провинции Византийская Империя, молодые хищники объединенного Запада- Римская Империя германского народа, созданная Карлом Великим, нарождающаяся империя турок- сельджуков, сарацины и конфедерация Русских княжеств под эгидой Киевской Руси. Была еще одна сила, о которой я поговорю отдельно – Хазарский каганат. Все эти игроки притязали на узкую полосу земли, тянувшуюся из Средней Азии вдоль Транс-Евразийской торговой магистрали по Северному Прикаспию и Причерноморью, с «ответвлениями» на Кавказ, Волгу, Дон, Балканы до Венгрии включительно.
Запалом для начала крестовых походов явился неуправляемый поток паломников, невооруженных и недисциплинированных, поднятых энтузиазмом их предводителя Петра Пустынника (конец XI века). Из Венгрии… чудесным образом оказались в Палестине. Даже сейчас это чертовски трудное путешествие, возможное только при прекрасно организованном снабжении, разведке, наличии карт, проводников, и самое главное- денег! Другое дело, если они из Венгрии двинулись… по Северному Причерноморью на Восток до Волги. Предводители первого крестового похода: Роберт Нормандский, Роберт Фландрский, Раймунд де Сент Жиль, Боэмунд и его племянника Танкрел, стоящих во главе своих сицилийских норманнов и вечно враждовавших с византийцами, не собирались «таскать кащтаны из огня» для Алексее Комнина. Их основные силы двинулись из Венгрии по уже проторенному Петром Пустырником маршруту. Избыточное население, не способное прокормиться на скудных землях своих доменов, нищие рыцари из Германии, Франции, Италии, Англии; религиозные фанатики и сектанты всех мастей были нацелены понтификатом Католической церкви на завоевание земель Северного Причерноморья, Прикаспия и Кавказа. Они двигались не только по суше, но и по морю, добираясь на судах венецианцев, генуэзцев и пизанцев из портов Италии и Франции, через Босфор мимо Константинополя в Крым и Тьмутаракань, далее - в Палестину ( Поле). Огромные наделы земли с покоренным трудолюбимым местным населением раздавались рыцарям в пожизненное владение и вскоре палестинские бароны стали зажиточными и богатыми землевладельцами. Благодатные ухоженные поля и виноградники одаривали усердных тружеников неисчерпаемым изобилием продуктов, теплый климат, обилие рек и ручьев, тенистые леса- все это было похоже на сказку. Но счастье новых хозяев было не долгим. Добившись на первоначальном этапе своей экспансии ощутимых успехов, крестоносцы столкнулись с затяжным кризисом и чередой сокрушительных поражений. Войска сарацин и турок обрушились на сравнительно не большое крестоносное воинство и баронов, нанося им болезненные удар за ударом. Положение стало столь критическим, что возникал вопрос о существовании католического палестинского королевства. Нужны были новые крестовые походы и Европе пришлось поднапрячься. Через пятьдесят лет (с 1147 по 1148 гг) состоялся второй, затем (с 1189 по 1192 гг.) третий крестовые походы. В последнем крестоносцами предводительствовали император Великой римской империи германского народа Фридрих-I «Барбаросса», а также французский король Филипп-II, английский король Ричард «Львиное Сердце». Редкие победы захватчиков перемежались с сокрушительными поражениями. Наконец, все закончилось полным фиаско и в 1192 г. их на некоторое время вышибли из этих мест. Чтобы подсластить горькую пилюлю и остаться в барыше папская курия и вожди крестовых походов решили сделать «ход конем» и воспользовались беспечностью своих тогдашних союзников. В 1204 г. паладины IV- го крестового похода (1202-1204 гг), следуя своим привычным маршрутом из Европы в причерноморскую Палестину, обрушились всей своей мощью… на византийцев. С боем был взят и разграблен Константинополь. Но это уже другая история. А нас интересует вторая половина XII века, когда каганом Хазарского каганата являлся Олег Ярославич- автор «Слова о полку Игореве» ( 1173-1187 гг.) Итиль- столица каганата, являл собой интернациональный город. Здесь были подворья купцов с Востока, Персии, Кавказа, Руси и Византии, но самым интересным для юного кагана была Диархия. Наместники короля Палестины Болдуина IV - французские рыцари построили на окраине Итиля замок Шатле. Его гарнизон составил 60 братьев Ордена Храма и полутора тысяч наемников. Олег с нескрываемым интересом приглядывался к нравам и быту новых «гостей», ему все навилось в них и вскоре стал настоящим франкофилом. Они и познакомили юного правителя с переводом на французский язык «Трудных повестей о походах Игоревых». Вот как вспоминает в «Слове» сам автор:
Глава №1: Не лепо ли ны бяшеть, братие, начати старыми словесы «трудных повестий о полку Игореве»…Игоря Святославича? Начати же ся той песни по былинам сего времени, а не по замышлению Бояню.
Перевод Н. Заболоцкого:
Не пора ли нам, братия, начать
о походе Игоревом слово,
чтобы старой речью рассказать
про деянья князя удалого?
А воспеть нам, братия, его-
в похвальбу трудам его и ранам-
по былинам времени сего,
не гоняясь в песне за Бояном.
Перевод А. Майкова: Не начать ли нашу песнь, о братья,
со сказаний о старинных бранях,-
песнь о храброй Игоревой рати
и о нем, о сыне Святославе!
и воспеть их, как поется ныне,
не гоняясь мыслью за Бояном!

Истина где-то посередине. Вернее – если объединить Заболоцкого и Майкова:

Не начать ли нам, братья,
старой повестью об Игоревой рати,
чтоб рассказать про деяния нынешние
удалого князя Игоря Святославича?
Начать хочу не вымыслом Бояна,
без «растекашеть мысию по древу»,
но правды, вновь открывшейся недавно
былины, что писал для нас сам Игорь!

Т.е. сразу после трагического убиения великого поэта киевской чернью в 1147 году, его произведения- скорее всего- были уничтожены пришедшими к власти Мономаховичами. Единственным» живым носителем» его произведений являлся легендарный песнопевец ( скоморох) Боян. Но Олегу попались подлинные «трудные повести о походах Игоревы» ( скорее всего- во французском переводе) и, сравнив оба варианта, Олег отдал предпочтение оригиналу Игоря. Переложение Бояна было лишено спиритуализма и сенсуализма повести Игоря, написанной в стиле «дескорт» -белого стиха. Боян снабдил повести Игоря рядом вставок в виде прибвуток, пословиц, эпических красивостей в традициях русской народной традиции. И Олег Ярославич отдает должное его таланту, но
Ему роднее и ближе проза Игоря, ее мистический оттенок, уводящий слушателя в мир грез, мутных снов, видений, небесных предзнаменований, с отличным знанием этикета, взаимоотношений между княжескими родами, охотой, военной тактики и оружия. А на последок несколько примеров разбора образов, «населяющих» «Слово»:
Канин круг: Зороастрийцы, от которых автор перенял это понятие, обожествляли число семь: семь цветов солнечного спектра, семь тонов звукового ряда, семь известных тогда металлов, семь известных тогда планет. Так вот- душа человека блуждала по шести планетам, пока не возвращалась на седьмую- Землю, вернее на ее сестру в потустороннем ( параллельном) мире ( Кани-ратху). В этой связи зеленая паполома это не столько подстилка или погребальный покров, скорее одеяние «Зеленого человека» хозяина того мира, забирающего смертного из мира Яви в мир Нави, и укутывающего его своей зеленой одеждой. Калка, Каяла (река). Одновременно это пятиголовая змея, символизируюшая страсти человеческие. Известна битва на горящем Калиновом мосту, когда душа человека в период агонии освобождается от оков материального тела и проходит через очистительный черный огонь. Олег обыгрывает схожесть названия реки Каялы, сравнивая ее с Калкой.
Немезида, Немига (река). Немезида- дочь Океана. Впоследствии стала богиней божественного наказания, Олег прекрасно разбирается в греческой мифологии, обыгрывая название Немиги и Немезиды.
Жля. Дитя воды, не сгорающая в огне- рогатая. Имела тело козы и хвост рыбы ( см. изображение созвездия Козерог). Обозначала бессмертную душу, возрождающуюся из огня после гибели тела. В современной изотерике- аналог саламандры. По преданию в созвездие Козерога улетают души умерших русичей.
Стугна (река). Символизирует грубое физическое начало , «пожирающее» органическую материю ( чужие ручьи, струги, молодого князя Ростислава). Олег обыгрывает название реки и метафизического понятия, символизирующего переход от сложного в простое ( в конечном счете- бессмертие материи).
Карна.( евр.) имеющая рога- коронованная. Карна- богиня с «рогатым» месяцем в волосах: «Месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит». Карна – дева- Птица, Дева- Лебедь, символ России, прообраз Богородицы.
Дон, Днепр, Дунай (реки). Это не просто три реки- это Тримурти- древнее божество рек- сыновья матери Земли и отца – Неба. Поэтому , когда в «Слове» написано, Днепр, Дунай- вместо Дона, то это может отражать концепцию Тримурти. Но вполне вероятно, что это ошибка переводчика с русского- на французский и обратно. В Европе часто путали Danapes (Дон) и Danubus (Дунай). Возможно, что для средневекового переписчика где-нибудь в глухой французской провинции было все равно, что Днепр, что Дунай, что Дон – это были для него далекие и абстрактные, почти сказочные реки в таких же далеких и сказочных странах.

P.S.Можно было бы и дальше разбирать «Слово» но я не ставлю себе такой задачи- не хочу уподобляться персонажу из Пушкинского «Моцарта и Сальери», заявлявшего, что он :
«Музыку я разъял, как труп. Поверил
я алгеброй гармонию…»

Ответить